Главная Украина Бизнесу придется аргументировано доказывать влияние коронавируса на невыполнение контрактов для признания форс-мажора – юристы
Украина - 6 дней назад

Бизнесу придется аргументировано доказывать влияние коронавируса на невыполнение контрактов для признания форс-мажора – юристы

Компаниям придется доказывать влияние коронавируса на невыполнение контрактов, приводя обоснованные аргументы для признания, что коронавирус COVID-19 является форс-мажорным обстоятельством, считают опрошенные агентством "Интерфакс-Украина" юристы.

Младший юрист юридической фирмы "Астерс" Алексей Изотов, в частности, отметил, что в контексте Украины, под форс-мажором понимают чрезвычайные и неотвратимые обстоятельства, которые объективно делают невозможным выполнение обязательств, предусмотренных условиями договора.

"Хотя это определение и упоминает эпидемии, все-таки необходимо оценить, на сколько распространение коронавируса в конкретной ситуации сможет освободить от обязанности исполнять договор", — сказал он.

По мнению юриста, для того, чтобы категорично ответить на вопрос считается ли коронавирус COVID-19 форс-мажором или нет, нужно оценить будет ли это обстоятельством, во-первых, чрезвычайным и не подвластным воли сторон договора, во-вторых, непредсказуемым, то есть его возникновение не могло быть предвидено во время заключения соответствующего договора или до наступления срока исполнения конкретного обязательства, в-третьих — неизбежным и, в-четвертых "должна присутствовать причинно-следственная связь между таким обстоятельством и неспособностью стороны договора выполнить свои конкретные обязательства".

"Оценивая влияние коронавируса в такие страны как Китай, Южная Корея и Иран на бизнес, в целом можно прийти к выводу, что форс-мажор действительно присутствует. Однако, наличие возможности ссылаться на форс-мажор будет иметь лишь тот контрагент, который сможет доказать невозможность исполнения договора именно из-за эпидемии коронавируса COVID-19. Если же контракт предусматривает возможность его исполнения третьим лицом или возможностью найти альтернативу, маловероятно, что ссылка на коронавирус COVID-19 сработает", — считает Изотов.

По его словам, подрядчик не может ссылаться на эпидемию коронавируса как на обстоятельство, освобождающее его от обязательства задействовать и направить на выполнение работ работников из государства, где вспыхнула такая эпидемия, если при этом условия договора не будут содержать ограничений по национальности таких работников.

Ссылка на коронавирус также не возможна, если договор поставки не определяет, что товар должен быть произведен именно на заводе в Китае и не может быть заменен аналогичным товаром, который произведен в другой стране, не охваченной эпидемией. Поэтому, чтобы четко определить будет ли коронавирус COVID-19 форс-мажором, нужно смотреть каждую конкретную ситуацию в контексте положений конкретного договора.

"Тем не менее, стремительное распространение вируса по всем континентам и жесткие ограничительные меры, которые принимаются государствами в ответ на эпидемию, дают основания полагать, что в дальнейшем все большее количество случаев невыполнения договорных обязательств будут оправдываться данной эпидемией", — прогнозирует Изотов.

В свою очередь, эксперты юрфирмы Avellum – старшие юристы Дмитрий Коваль, Юрий Гулеватый и юрист Дмитрий Изотов отметили, что в определенных случаях COVID19 действительно может стать обстоятельством, освобождающим компанию от ответственности за неисполнение своих контрактных обязательств, однако, само по себе, данное обстоятельство не является универсальным оправданием, освобождающим от ответственности все компании по умолчанию.

"Другими словами, для того чтобы определить является ли вспышка коронавируса форс-мажорным обстоятельством, необходимо, в первую очередь, разбираться в обстоятельствах каждого конкретного случая, обращаться к условиям договора, праву, применимому к контракту и т.д.", — сказали они.

Эксперты компании Avellum подчеркнули, что даже если договор прямо признает эпидемию форс-мажорным обстоятельством, этого может быть недостаточно.

"Компании, которая ссылается на коронавирус как на форс-мажор, необходимо доказать, что именно это обстоятельство полностью препятствует исполнению ее контрактных обязательств. То есть, если у компании есть рабочий вариант с альтернативным исполнением (даже более сложным или затратным), она обязана использовать этот вариант", — считают юристы.

По их мнению, на форс-мажорные обстоятельства могут ссылаться любые компании, исполнение контрактных обязательств которых стало невозможным из-за ограничительных мер, предпринятых соответствующими государствами, например, запрет на вход/выход кораблей в порт/из порта, запрет экспорта/импорта продукции и т.д., однако есть еще ряд юридических инструментов, которые могут применяться в данном случае. В частности, если контракт не будет предусматривать оговорку о форс-мажоре, компании могут попытаться применить доктрину фундаментального изменения обстоятельств (англ. hardship). Например, в английском праве существует доктрина frustration, порог доказывания для которой намного выше.

Юристы подчеркнули, что если кто-то уже расторг контракт, ссылаясь на коронавирус, пострадавшая сторона может обратиться в суд, который будет разбираться, освобождает ли коронавирус от исполнения контракта или нет.

"Такое разбирательство может длиться несколько лет (в зависимости от страны суда). Вопрос о том, может ли такое решение суда стать прецедентом будет также зависеть, в частности, от того в какой стране суд вынес решение и насколько схож подобный случай", — считают эксперты компании Avellum.

Со своей стороны, партнер юридический фирмы "Антика" Сергей Корниенко также обратил внимание, что возможность определения вспышки коронавируса как форс-мажора и применения такого обстоятельства как основания для освобождения от гражданско-правовой ответственности зависит от различных обстоятельств.

"Общий подход украинского законодателя к данному вопросу предусматривает освобождение от ответственности за нарушение обязательства в случае доказательства самим нарушителем факта наступления нарушения вследствие обстоятельств непреодолимой силы. В соответствии с положениями законодательства Украины, эпидемия или вспышка коронавируса действительно может признаваться форс-мажорным обстоятельством (обстоятельством непреодолимой силы)", — сказал он, напомнив, что органами, имеющими полномочия удостоверять факт возникновения, продолжительности и прекращении форс-мажорных обстоятельств в Украине путем выдачи соответствующего сертификата, является ТПП Украины и уполномоченные им региональные торгово-промышленные палаты.

Юрист отметил, что обращаться для подтверждения форс-мажора могут только контрагенты, которые ссылаются на вспышку болезни именно на территории Украины, при этом бремя доказывания наступления форс-мажорных обстоятельств (обстоятельств непреодолимой силы) возлагается именно на контрагента.

"В отечественных нормах права установлены достаточно высокие требования для стороны, которая заинтересована в подтверждении обстоятельств форс-мажора. Так, предоставленные им документы должны свидетельствовать не только о чрезвычайности, неотвратимость и непредсказуемость соответствующего обстоятельства, но и о причинно-следственной связи между обстоятельством и невозможностью выполнения контрагентом своих обязательств", — сказал он.

При этом Корниенко подчеркнул, что в условиях незначительного уровня распространения коронавируса COVID-19 на территории Украины, "пока преждевременно говорить о перспективах широкого применения механизма форс-мажора, именно, украинскими контрагентами".

В то же время, по его прогнозам, в случае возникновения неблагополучной эпидемической ситуации или эпидемии и принятия ограничительных противоэпидемических мер на всей территории Украины или в отдельных ее регионах, вполне возможна ориентация контрагентов на включение в договор детальных замечаний по коронавирусу, как основания для освобождения от ответственности и сопровождающих ее административных мер, а также определения таких обстоятельств как форс-мажора.

Так, например, обстоятельство форс-мажора может быть использовано украинским поставщиком в случае невозможности своевременного исполнения им обязательств по договору по поставке товара, обусловленного введением ограничительных мероприятий на соответствующей территории.

Юрист обратил внимание на то, что в настоящее время в мировой практике начинают распространяться случаи признания кононавируса COVID-19 форс-мажорными обстоятельствами.

Так, по состоянию на 14 февраля 2020 года Китайский комитет содействия развитию международной торговле, как уполномоченный орган для защиты интересов китайских компаний, выдал более 1600 сертификатов, охватывающих контракты, сумма которых в целом составляет, примерно, $15,7 млрд. Ярким примером известного прецедента использования короновируса COVID-19 в качестве форс-мажорного обстоятельства можно считать ситуацию с компанией China National Offshore Oil Corporation (CNOOC), одной из крупнейших нефтяных компаний Китая, которая отказалась принимать партии сжиженного газа со ссылкой на форс-мажор в виде вспышки коронавируса.

Среди других прецедентов юрист приводит пример китайской компании Qinghai Copper (дочерняя компания Western Mining, крупного производителя и продавца металлов), которая 3 марта 2020 года также получила сертификат Китайского комитета содействия развитию международной торговли.

Корниенко подчеркнул, что альтернативным механизмом применения мер освобождения от ответственности за неисполнение обязательств может быть применение к правоотношениям сторон договорных обязательств положений Венской конвенции, в которых не используется формулировка "форс-мажор", но предполагается возможность освобождения от ответственности стороны за нарушение, которое она не могла предвидеть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Может Заинтересовать

Нефть ускорила снижение на данных о росте запасов в США, Brent — $36,4 за баррель

Темпы снижения нефтяных котировок в среду ускорились после выхода данных о большем, чем ож…